Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Озеленение Луны

Давайте назовем Мандельштама победой советской власти

http://vladnews.ru/2012/10/30/62557.html

- Боб Дилан нас сильно расковал. Я помню Высоцкого, который был актуален как раз в то время. Выбирая между нашими бардами и традицией Дилана, которая на самом деле уходит в кельтскую традицию, я выбирал между минором и мажором. Между ощущением волка в углу, как у Высоцкого, и ощущением свободного человека...
....

- А кому хочется, чтобы пришли защитники морали и разбили тебе башку? Когда казаки говорят, что «Лолиту» Набокова ставить нельзя… Я не люблю Набокова, не люблю книгу «Лолита». Мне она совершенно не интересна. Но из принципа я скажу: почему казак, который, скорее всего, совсем не образован, должен мне говорить, что я должен читать? В какой момент я упустил свое право на выбор?..
.....

- Ностальгия по кому? По палачам? По ничтожеству, которое тобой правит? Ностальгия по тем миллионам, которые умерли в лагерях? По Осипу Мандельштаму? Давайте назовем Мандельштама победой советской власти.

....
Я могу использовать мат, но мне противно это делать. А есть люди, которые по другому не разговаривают. Поэтому, наверно, человеческое государство находит какие-то методы воздействия. Я, например, считаю Британию вполне цивилизованной страной с очень древними традициями и культурой. Я никогда не замечал, чтобы там была цензура. Когда приходишь в галерею Саатчи в Лондоне – это просто черт в ступе. Мне немножко не по себе. Но я понимаю, братья Чапмены имеют право делать то, что они делают. Мне это не нравится. Но ведь от этого лондонский мост не рушится и люди не начинают на улицах вести себя плохо. Они начинают вести себя плохо, когда рядом с ними растет огромное количество мигрантов без образования. Тогда на улицах начинают крушить витрины, как это было прошлым летом.
Гаруда

Евгения Фёдорова. На островах ГУЛАГа: воспоминания заключённой.

Оригинал взят у philippos в Евгения Фёдорова. На островах ГУЛАГа: воспоминания заключённой.
название или описание

Спросите у моего Времени – кто более всех виновен в рассказанной мной истории? Талантливый юноша, интеллектуал, завербованный органами и предавший свою любимую, потому что его воля была сломлена, а страх самому оказаться за решёткой велик?...
…Я сама, подписавшая лживый, из пальца высосанный протокол и потянувшая в пропасть двоюродного брата?
Заранее всё предрешившие судьи, всерьёз игравшие комедию суда?
Или, наконец, «великий кормчий, до смерти запугавший огромную страну и превративший людей в бессловесных рабов режима?
А может быть, просто само время, заставлявшее людей быть нелюдями?

И Время ответит: «Виновны все!
Ибо Время было – сталинское.”

- пишет Евгения Николаевна Фёдорова в книге воспоминаний о годах, проведённых в сталинских застенках и лагерях. Реальные события, описываемые ею, намного ужаснее любого художественного вымысла.

Collapse )
Pater Patriae

Анна Зобнина, Крит: PUSSY RIOT И МЫ: кто из нас феминист и насколько? этот вопрос отходит на второ

Оригинал взят у shaherezada в Анна Зобнина, Крит: PUSSY RIOT И МЫ: кто из нас феминист и насколько? этот вопрос отходит на второ


Источник: http://caucasia.at.ua/news/protiv_regressa_i_diskriminacii/2012-03-28-1314

В истории Pussy Riot, с точки зрения гендерного анализа, существуют два важных момента: появление самой группы и ее место в общественных процессах; и реакция на перфоманс Pussy Riot - дискурс, развернувшийся вокруг этой акции.

Pussy Riot как ЯВЛЕНИЕ
Группа Pussy Riot заявила себя феминистской и очевидно, что не каждый согласится с их способами постановки вопроса и способами выражения. Эта реакция нормальная и показательная для самого феминизма. Не вдаваясь в диалектику движения за права женщин, со всеми его внутренними противоречиями, по определенным фактам, имеющим место в данный момент, можно сказать, что заявление группы о себе как о феминисткой далеко не безосновательно и никто не в праве лишить их этого статуса.

Анализ ДИСКУРСА О PUSSY RIOT
С момента акции в храме и до настоящего момента идут бурные дискуссии об акции и о группе. Оценку происшедшему выносят: 1. Представители РПЦ, 2. Политики, 3. СМИ, 4. Художественные круги, 5. Активисты.
При поверхностном анализе очевидно, что среди аналитиков женщины составляют всего 5-20% - явление для РФ нормальное, учитывая монополизацию «общественного мнения» мужчинами. Причем происходит двойное исключение женщин из общего дискурса:

1. Женщины исключены структурно – институт «женщины», который обычно представлен женскими организациями, в дебатах отсутствует. Это указывает на то, что либо нет самого института, либо что у него нет собственного мнения.
2. Внутри структур, выносящих публичную оценку событиям, связанным с Pussy Riot, женских голосов также практически нет, а если есть, то в подавляющем большинстве они четко вписываются в рамки доминирующего патриархального дискурса. Самыми яркими примерами являются коллективное заявление Русских Православных Женщин и программа «Госдеп-2», выходящая в рамках проекта «Сноб», считающегося прогрессивным, где из 9 спикеров было 8 мужчин и только одна женщина, призывающая сердца к смягчению.

В прессе, освещающей акцию Pussy Riot, а также в публичных заявлениях, сделанных в качестве реакции на нее, не был представлен ни один серьезный феминистский/гендерный анализ происходящего. Ни одной статьи, ни одного выступления с четко выраженной позицией. Помимо внутренних дискуссий, ни одна феминистская организация не сделала открытого заявления. Под заявлением я не имею в виду реакцию на то, что группа уголовно преследуется, девушки находятся в тюрьме и над ними идет публичная расправа.

С точки зрения качественного анализа всех дебатов, акция группы, как и сама группа, рассматриваются во всевозможных категориях (религиозно-этических, правовых, художественных, политических), за исключением аспектов гендера и феминизма. Женский вопрос если и затрагивается, то не с позиции прав женщины и дискриминации, а в контексте нарушения норм, определенных в рамках традиции.

Качественный анализ показывает: дискуссии, развернувшиеся вокруг акции, имеют (помимо других традиционно дискриминационных практик) ярко выраженный патриархальный и женоненавистнический характер, который проявляется в типичных для него аргументах:
•о женском моральном позоре (выход за традиционные рамки морали, очерченные для женщины)
•о материнском позоре (изобличение девушек в материнской недобросовестности)
•о сексуальном позоре (выход за допустимые рамки сексуальности)
•аргументы о патологизации девушек как субъектов не мыcлящих, но живущих импульсами и эмоциями
•широкое «разоблачение» феминизма как такового
•возложение двойной и тройной ответственности на женщину (семья, государство, мораль) и пр.

В развернувшихся дискуссиях мы можем наблюдать насилие над женщиной в ее типичных проявлениях. Насилие выражается на всевозможных уровнях, начиная от вербально-психологического (шлюхи, дуры, девки), до государственного (угроза лишить материнских прав) и концептуально-теоретического (нарочитое исключение Pussy Riot из парадигмы феминизма, завышенное внимание к тому, является ли группа частью искусства или нет. Главное в этом пункте - подозрение в несамостоятельности девушек – разыскиваются некие организаторы - в лице, конечно же, мужчин, которые стоят за этой акцией).

Очевидно, что девушек, заключенных под стражу, и группу Pussy Riot в целом, судят и осуждают не только как явление оппозиции власти и противостояния церковному фундаментализму, но и как институт женщины, представляющей эту оппозицию и неожиданно дерзко вышедший за рамки церковно-государственного и общественного контроля. Будь та же акция совершена группой мужчин, реакция имела бы другие характеристики.

Перед нами феномен: происходит общественно-правовой суд «мужчины» над «женщиной» в масштабах РФ. Вместе с Pussy Riot судилище идет над каждой женщиной. Многие из женщин, очевидно, согласны с правилами этого «процесса» и принимают в нем активную роль судей. Однако есть и те, кто хотел бы внести изменения в ход дела.

С правовой точки зрения не играет роли, какое качественное наказание девушки могли бы или должны были бы понести за акцию в храме (административный штраф, 15 суток и т.д.), т.к. очевидно, что дело Pussy Riot вынесено за пределы правового дискурса и не рассматривается в рамках правосудия самим же правосудием. Об этом говорят все правовые нарушения, начиная c закона о 48 часах содержания под стражей подозреваемых - до отказа в принятии петиции без заверения подписей нотариусом и неадекватной жесткости мер пресечения – тюремное заключение до суда.

Не имеет значения и вопрос о том, к какой ветви феминизма принадлежит Pussy Riot и являются ли они феминистками вообще. Обсуждение этой проблемы находится за пределами расправы, главной составляющей которой является стремление наказать Женщину, указать ей «место», ввести в желаемые рамки поведения. Тот факт, что группа выступала под лозунгом феминизма, дает лишний повод изобличить и без того ненавистный всем феминизм. При этом реальные феминистки, вместо того, чтобы дать консолидированный отпор, ведут внутренние дебаты.

НА ФОНЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО ВОЗНИКАЕТ СЛЕДУЮЩИЙ ВОПРОС: ЕСТЬ ЛИ У ФЕМИНИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ РФ И РЕГИОНА ЕДИНАЯ ПОЗИЦИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПРОИСХОДЯЩЕМУ?

Провокационность акции помешала женским организациям рассмотреть проблему комплексным образом, через модель отношений: женщина - государство, женщина – традиция , женщина – общество, женщина – феминизм. Внимание сосредоточилось на эпатажности события, на отношениях человек – сакральность, человек – исторический монумент и «парадигме феминизма».

Отсутствие ярко выраженной единой позиции феминисток играет на руку реставраторам патриархата в РФ. Его переукрепление прогрессирует на глазах – виде законодательного наступления на репродуктивные права или права меньшинств. Наступление патриархата очевидно на всем пост-советском пространстве и является частью общемировой тенденции.
Наши права, завоевания предыдущих поколений женщин ставятся под вопрос и под удар. Сегодня мы стоим перед выбором: смириться или оказать сопротивление. Расправа над Pussy Riot – это причина и повод не только заступиться за конкретных женщин, но и выступить как консолидированная сила против регресса и дискриминации.

Анна Зобнина - научный сотрудник в Средиземноморском Гендерном Институте Кипра www.medinstgenderstudies.org
Озеленение Луны

(no subject)

Друзья, предлагается развлечение. Давайте вспоминать советские словечки и выражения? Мы уже кое с кем кое-что вспомнили, прилагаю список.

NB Собутыльник, аморалка, алиментщик, сожители - вечные понятия, давно лишённые "советских" коннотаций. Не рассматриваются (пока) и сленговые слова вроде бормотуха, контра.

Итак:

-ЩИНА и ПРОЧИЕ НЕДОСТАТКИ:

штурмовщина
групповщина
компанейщина
казёнщина
на дармовщину
без самодеятельности, панибратства, шапкозакидательства
кучковаться
кумовство и круговая порука
телефонное право
уравниловка
непотизм
келейность
междусобойчик
моральная незрелость
моральное разложение
разложенец
недобитки (охвостье)
подпевалы кулацкие
приспособленцы
подголосники
лизоблюды
Collapse )
Pater Patriae

post

Оригинал взят у greenbat в post
В 1889 году публицистка Мария Цебрикова написала открытое письмо Александру III.
Что называется, сравни и найди три отличия. Цебрикову, конечно, моментально сослали, хорошо еще не укатали на каторгу. Но письмо осталось. Жаль только, его не прочтут те, кому бы не мешало. Может, им удалось бы выстроить кое-какие логические цепочки.
Так что на семнадцатый год у нас сейчас не похоже. До него еще есть время.
Целиком письмо по ссылке, я выложила только ключевые отрывки.

Ваше величество!

...Кары за превышение власти, за наглое грабительство, за неправду так редки, что не влияют на общий порядок. Каждый губернатор - самодержец в губернии, исправник - в уезде, становой - в стане, урядник - в волости. Прямая выгода каждого начальника - отрицать и прикрывать злоупотребления подчиненного. Узда на всех самодержцев этих случайная. Губернатора содержит кто-нибудь из крупного дворянства, имеющего связи в министерстве, при дворе, или местный денежный туз, аферами дающий наживу, которой не брезгают и высокопоставленные особы; исправнику свяжут руки землевладельцы, дружащие с губернатором; уряднику - те из местной земщины, которые нужны исправнику или становому. У народа нет связей, отводящих громы всех юпитеров этих, его редко выручает счастливая случайность: найдутся люди честные в чиновничестве, которые не побоятся, что защита народа будет истолкована в смысле социализма, или найдутся в местной земщине люди, способные вступиться за попранную правду и человечность. А если таких людей не найдется? Разве мало примеров, как высшие классы земщины в стачке с чиновничеством грабили юридически народ. Еще Александр I сказал, что честные люди в правительстве случайность и что у него такие министры, которых он не хотел бы иметь лакеями.
Collapse )

...Правительство признает силу печатного слова, потому что субсидирует свою прессу и пропагандирует ее через исправников и становых; если слухи верны, то за границей оно создает органы агентов-подстрекателей. Оно открывает объятия перебежчикам из оппозиционной и революционной прессы - и ошибается в расчете на силу их поддержки: слово предателя не может иметь силы слова искреннего убеждения. Цитович, предпринимая издание официозного органа, находил сотрудников только среди бездарностей. Когда цвет мысли и творчества не на стороне правительства, то это доказательство того, что создавшая его идея вымерла и оно держится лишь одной материальной силой. Только живая идея может вдохновлять таланты.

...Не печать создает общее недовольство, печать только отголосок общественного настроения. Призыв к революции бессилен там, где народ не задавлен и не обобран, где закон не маска, которой прикрываются сильные, чтобы давить слабых. Печать гонят, когда она указывает на зло тех мер, какими сильные мира, не зная жизни общества и народа, ломают ее во имя теорий, измышленных в канцеляриях и кабинетах своих.

...Люди слова, люди науки озлоблены, потому что терпится только слово лжи, рабски славословящее, распинающееся доказать, будто все идет к лучшему, которому само не верит; потому что нужна не наука, а рабская маска ее, передержка научных фактов для оправдания чиновничьей анархии. Молодежь озлобляется, озлобляются даже дети. Вся система гонит в стан недовольных, в пропаганду революции даже тех, кому противны кровь и насилие.

...Мера терпения переполняется. Будущее страшно. Если до революции, ниспровергающей монархию, далеко, то очень возможны местные пугачевщины, и вновь назначенное Вами земское начальство, которое еще лишним бременем неудобоносимым ляжет на плечи сельского мира, сделает, чтобы вызвать их более, чем могли бы то сделать революционеры наши.

...Лакеи Вашего Величества скажут Вам, что высказанное здесь - идеи нечестивого Запада, но это идеи справедливости.
Гаруда

Война 2014 года

На Россию нападут через три года, - так считает Святослав Рыбас:

http://srybas.livejournal.com/84986.html

Из комментариев:
Страна на данный момент раздроблена на тысячи частей по самым различным признакам: атеисты и верующие, мусульмане и православные, автолюбители и пешеходы, врачи и пациенты, милиция и граждане, москвичи и немосквичи, русские и нерусские, сталинисты и антисталинисты... невозможно всё перечислить.
И все друг друга неистово ненавидят.
Гаруда

Банановая рыбка (с)

Т. Толстая: Что такое bananafish? Это что, почему?
В. Голышев: Не знаю, что…
Т. Толстая: Вот этот, сэлинджеровский … ну, понятно.
В. Голышев: Я не знаю, что это такое.
Т. Толстая: Почему так называется рассказ, что это все?
В. Голышев: А это я до сих пор не знаю. Я переводил его мальчиком вообще, еще в институте учился.
Т. Толстая: Мне рассказали… я слышала эту версию, но я ни у кого это проверить не могла. Я у американцев спрашивала - они не знают.
В. Голышев: Говорят, селедка, селедка - нет. Никакая не селедка.
Т. Толстая: Говорят, что это жаргон нью-йоркских мальчишек, конца 40-х годов: берется презерватив, наполняется мочой, завязывается и бросается сверху здания. Высокие здания в Нью-Йорке. Как смешно: он порвется, прохожего обрызгает. Это называется bananafish - такой длиненький, желтенький.
В. Голышев: Это я с приятелем переводил, я еще студентом был в это время, и нам даже в голову не пришло узнавать, что это такое. По тупости.

Вот запись этого выпуска “Школы злословия”: http://video.yandex.ru/users/prozapas5/view/10

По-моему, в телепередаче не совсем верно интерпретируется эта деталь рассказа. Ни к чему там описываемый жаргон. Давайте попробуем разобраться, что такое bananafish.

Вот как описывает рыбку-бананку главный герой рассказа:

“They lead a very tragic life,” he said. “You know what they do, Sybil?”
She shook her head.
“Well, they swim into a hole where there’s a lot of bananas. They’re very ordinary-looking fish when they swim in. But once they get in, they behave like pigs. Why, I’ve known some bananafish to swim into a banana hole and eat as many as seventy-eight bananas.” He edged the float and its passenger a foot closer to the horizon. “Naturally, after that they’re so fat they can’t get out of the hole again. Can’t fit through the door.”
“Not too far out,” Sybil said. “What happens to them?”
“What happens to who?”
“The bananafish.”
“Oh, you mean after they eat so many bananas they can’t get out of the banana hole?”
“Yes,” said Sybil.
“Well, I hate to tell you, Sybil. They die.”
“Why?” asked Sybil.
“Well, they get banana fever. It’s a terrible disease.”

Вадим Григорьевич Байков так анализирует bananafish:

“Рыбка-бананка” как номинация пробуждает целое напластование отрицательных ассоциаций с производными смыслами слов banana и fish в английском языке. Banana – это и “комик” в эстрадном шоу, и “идиот”, и “чепуха” как восклицание bananas!, и “придурок” и т.п., а fish (рыба) – это и “новичок”, и “неопытный рабочий”, и тот же “глупец”, особенно – удобный для всяких “подстав” (ср. наше “лох”). Есть здесь и сема некротизации (труп), а “рыбной бочкой” (fish-bowl, fish-tank) называют тюрьму. Прилагательное fishy связывается с качествами ненадёжности, неэтичности, порочности, лживости, неискренности действий и слов. Как символ общества ненасытного потребления, в котором вынужден существовать его “аутсайдер” Сеймур Гласс, это слово пробуждает ассоциации с похотью, податливостью, неустойчивостью, глупостью. Поведение носителей этих качеств вызывает у Глассов горький смех и сожаление о том, что они тратят свою жизнь на потакание своим прихотям и гонку за “сладостями” под девизом carpe diem!, что и загоняет их, в конце концов, в “банановую тюрьму”, откуда нет выхода.

Отсюда

Collapse )

Потерпите, братики-сударики!

Но когда убрались с сеном, то оказалось, что животы кормить будет нечем; когда окончилось жнитво, то оказалось, что и людишкам кормиться тоже нечем. Глуповцы испугались и начали похаживать к бригадиру на двор.
- Так как же, господин бригадир, насчет хлебца-то? похлопочешь? - спрашивали они его.
- Хлопочу, братики, хлопочу! - отвечал бригадир.
- То-то; уж ты постарайся!
В конце июля полили бесполезные дожди, а в августе людишки начали помирать, потому что все, что было, приели. Придумывали, какую такую пищу стряпать, от которой была бы сытость; мешали муку с ржаной резкой, но сытости не было; пробовали, не будет ли лучше с толченой сосновой корой, но и тут настоящей сытости не добились.
- Хоть и точно, что от этой пищи словно кабы живот наедается, однако, братцы, надо так сказать: самая это еда пустая! - говорили промеж себя глуповцы.
Базары опустели, продавать было нечего, да и некому, потому что город обезлюдел. "Кои померли", - говорит летописец, - кои, обеспамятев, разбежались кто куда". А бригадир между тем все не прекращал своих беззаконий и купил Аленке новый драдедамовый платок. Сведавши об этом,
- А ведь это поди ты не ладно, бригадир, делаешь, что с мужней женой уводом живешь! - говорили они ему, - да и не затем ты сюда от начальства прислан, чтоб мы, сироты, за твою дурость напасти терпели!
- Потерпите, братики! всего вдоволь будет! - вертелся бригадир.
- То-то! мы терпеть согласны! Мы люди привышные! А только ты, бригадир, об этих наших словах подумай, потому не ровен час: терпим-терпим, а тоже и промеж нас глупого человека немало найдется! Как бы чего не сталось!

Это наша с тобой биография. Часть 2.

В ту пору нонконформисты «В»-класса посвящали свободное, да и учебное время творчеству. Вот, что находим мы в дневничке Филиппа тех лет.

Collapse )

А вот то, что по прошествии лет оказалось, по уверениям специалистов, типично постмодернистской телегой (как знать, не заимствовал ли тайно у скромного ленинградского школьника свой художественный метод писатель Сорокин?). Это рассказы
Collapse )
И
Collapse )