Филиппос (philippos) wrote,
Филиппос
philippos

Секацкий о деньгах

Секацкий о деньгах. http://www.contextclub.org/events/y2010/m1/n35

"И вот эта вилка - между вещественностью желаний ребенка и абсолютным фетишизмом тех самых денег. Неважно, где они шелестят - в кармане, как купюры, на электронном счету или еще где-то. Их шелест, их смена, их мигание составляет некую универсальную форму возобновляемого желания и возобновляемого дефицита желания, ибо, помимо всего прочего, они работают еще потому, что образуют форму дефицита и исходную, экзистенциальную форму - тесноту желаний. Естественно, что полнота человеческой личности, экзистенции возможна лишь в условиях тесноты желаний, когда идет битва за признанность, когда ресурсов не хватает на всех, любых ресурсов - той же признанности авторской или востребованности (например, как объекта любви), или местечка в политике. Но универсальной нехваткой и универсально ограниченным ресурсом являются именно те самые деньги, которые в силу этого постоянно существуют в полюсе напряжения..."

"Помимо причинения физической боли, существует психологическая и моральная боль. То есть форма мучения и терзания, которая тоже является валютой. И вот эту до сих пор существующую конкурирующую валюту тоже было бы интересно рассмотреть, чтобы понять сущность, собственно, денег как таковых. Что это за валюта? Это те страдания, которые мы (прежде всего – близкие) причиняем друг другу. И странным образом эти мучения или терзания опосредуют свой особый круг. Назовем его кругом близкородственных обменов, где в уплату, вместо денег, как раз и принимаются различные упреки и прочие всевозможные терзания, некоторые причинения страдания, желательно – оплаченные признанием собственной вины."

"И вот, мы видим, что как раз близкородственный круг по-прежнему управляется наиболее архаической валютой, той первичной валютой, которая была вытеснена когда-то деньгами. То есть он управляется тем, что Гончаров определил как «мильон терзаний». И здесь достаточно легко чеканить монету, потому что, если с физической болью дело обстоит неважно – ее трудно дифференцировать, – то в отношении всевозможных мучений, попреков, того бесконечного пиления и той вечной мучительности, которой окружена жизнь самых близких, близкого круга, там можно обнаружить действительно сколько угодно этих самых степеней, градаций и даже капитализаций той валюты, которую мы называем терзаниями и которая является альтернативной валютой близкого круга. Когда, например, жена говорит мужу: «Какой ты шалопай, неудачник. И зачем я только за тебя вышла?» И соответственно, начинает его пилить, что-то из этого извлекая. Мы не совсем понимаем – что. Но понятно, что это та самая форма компенсации. И он это слушает-слушает, а потом, соответственно, переходит в наступление и говорит: «А ты сама на себя посмотри вообще. Кто ты и что я здесь делаю?» И вот произведен некий обмен. Казалось бы, обмен совершенно бессмысленный. Вроде бы, на первый взгляд никто ничего не получил. Прямо как в этом замечательном анекдоте про Билла и Джона… Но не тут-то было. Мы понимаем, что этот обмен не бессмысленный, потому что он возобновляется вновь и вновь. И нет ему конца. И все близкородственные отношения именно так и устроены. Там, где нет денежных расчетов, по-прежнему эти терзания, эта боль приносится в уплату. И та же самая супруга, которая вечно пилит своего неудачника-мужа, в глубине души понимает, что это и есть ее форма компенсации и платы. Она на этом зарабатывает. Она думает: «Вот лишусь его, а где еще столько заработаю? Кого еще можно будет так шпынять, пилить, упрекать». Ну, и он иногда так думает. И таким образом сохраняется этот близкородственный круг, где действует наиболее архаическая валюта, давным-давно вытесненная с внешних рынков и, кстати говоря, в этом смысле мы можем сказать, что вполне действует тот самый закон ближних и закон первых встречных. Функция денег, о которых мы говорим, в том, что они позволяют вступить в контакт с первыми встречными, с незнакомыми, с кем угодно. И, в конечном счете, – со всем человечеством."

"Получается, что практически всякая человеческая деятельность, обладающая определенной степенью интенсивности и агональности (то есть состязательности), должна быть основана на этой шкале. Когда мы видим, например, на чем основаны компьютерные игры. Да и вообще игры. Да и элементарно сыграть в преферанс, для того чтобы игра имела интерес, требуется хотя бы небольшая ставка. Получается, что отдельный регулятор, отдельная шкала денег служит универсальной добавкой интереса. То есть мы видим, как мотивация повышается, независимо ни от чего, потому что это и есть способ ее повысить. И в компьютерной игре, вплоть до самых продвинутых, таких, как Second Life, мы видим, что этот счетчик универсального ресурса работает. Сколько бы тебе приключений ни выпало в твоих перемещениях, сколь бы ни была блистательной компьютерная графика, но все равно очень важно определить, каково твое положение на этой шкале: прибывает твой ресурс или убывает. И насколько универсально он конвертируется в различную сумму благ – тоже чрезвычайно важно."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments