Филиппос (philippos) wrote,
Филиппос
philippos

Category:

СВОЯ К

Бывает, иной раз наткнёшься на реликт памяти и осознаешь с особой ясностью: я же был рядом с гением!
Это должно остаться потомкам.
Произведение друга моей юности, Кирилла Манучарова. Теперь ты, дружище, в Москве, а я здесь, на периферии, перебираю эти драгоценные реликты памяти.
С твоего позволения, Кирилл, выкладываю хотя бы в жж .


Генри О.

СВОЯ К


роман

«...потому что обижаться тут не на что...»
(из частного письма)


издательство им. «И вот мне приснилось...»
Эдинбург, Глазго, Калькулята
19..

Рисунки неизвестного художника 1-й половины 16-го где-то века


Глава первая. Телеграмма.

- Телеграмма! Телеграмма! – кричали мальчишки-разносчики-газет-на-всех-углах. Граф остановился, дал одному из них австрийский шиллинг, откуда-то и почему-то оказавшийся за отворотом крахмального воротничка.
Садясь в карету, он развернул телеграмму и увидел такой знакомый, такой родной её подчерк. Телеграмма пахла духами – духами, запах которых он вспомнит много позже, в кошмарном бреду, лёжа на своём смертном одре.
«Здравствуй, милый, - писала она. Я буду краотка, как никогда не была: телеграмму отправлять так дорого и хлопотно тчк. Мне очень больно писать тебе это. Вчера я подскользнулась, упала и ушибла, как назло, правую руку, хотя ты знаешь, я левша» (граф чуть не умер от умиления, вспомнив её странную манеру мерить температуру, держа градусник во рту. Его спас от смерти кучер, прочитав по записанному на манжете графа нужное заклинание)*. «Дело в том, что мы должны разойтись. Мы не можем жить вместе». («Почему?» - подумал граф. Ещё совсем недавно он подыскал с огромным трудом (помогли обширные связи и знакомства кучера) на берегу Мраморного моря прелестный особнячок из одноимённого материала. Куда теперь его** девать?
- Нно, залётные! – что было сил заорал кучер, когда они проезжали под окнами княгини Х. Граф за это доплачивал кучеру три рубля в месяц дополнительно. Что ж, говорил он себе, расчитываясь с кучером, удовольствие требует жертв. Надо же было как-то отомстить княгине за незабываемую ночь в сугробе, как раз под Рождество, проведённую графом под этими окнами.
А кстати, куда он девал телеграмму? Граф весь обыскался (проклятые блохи!) и нашёл её только на следующее утро, разувшись и размотав портянку на левой ноге. Но оставим его и перенесёмся через океан-другой.

Рисунок 1. Граф в пути (только что проезжал дом княгини Х.)
схематично изображена коробка 2хэтажного дома с плоской крышей (наподобие хрущёвки с открытым настеж окном. Широкая дорога (две линии) убегает вдаль. Светит месяц. Вдали, в конце дороги квадратик, помеченный знаком сноски. Сноска: карета графа, разумеется (прим. иллюстратора).

Глава вторая. Письмо.

- Пойдёшь вот по этому адресу, возмёшь двух понятых и вручишь при них письмо, - наставлял сержант милиции NN рядового Z.
- А если она не откроет? – спросил Z.
- А на этот случай я выпишу тебе на всякий случай ордер на взлом и поджог. Вот... (NN написал что-то*** на обратной стороне счёта из ресторана «У двух собак») На. Если что – звони, не пропадай. Буду рад тебя слышать.
- Рад стараться, гражданин начальник! – Z. Откозырял дамой эдаким вальтом треф и вышел, стуча начищенными до белезны сапогами и распространяя густой, липкий запах ландышей (Это пахло письмо. На почте три человека получили острое отравление, и этот случай было поручено расследовать сержанту NN).
... Дабравшись до её дома, адрес которого он за два года пути успел заучить наизусть, рядовой Z. слез с велосипеда, приковал его к живой изгороди специальной цепочкой, вытащил из-за пазухи двух понятых, пообтряс их, расправил, и они начали втроём подниматься по крутой, мелкозубой лестнице, и чем дальше они поднимались, тем большая тревога охватывала рядового.
«Почему именно мне поручили это ужасное задание? – мучился он. – Неужели нельзя было найти кого-нибудь попроще, кого не мучили бы вопросы религии и атеизма, нравственности, в конце-то концов?»
- Нельзя! – раздался голос из рации. Рядовой Z. потерял созднание.

Рисунок 2. Рядовой Z. в пути.
Схематично, двумя линиями изображена дорога, по краям которой расположены два схематичных деревца и мельница. В конце дороги маленькая фигурка человека, видимо, на велосипеде.

* Про себя, разумеется (прим. редактора)
** Не материал, а особнячок, разумеется (прим. переводчика)
*** Выписал ордер, разумеется (прим. автора)

Конец.

К сожалению, роман на этом месте обрывается, но мы постараемся что-нибудь с этим сделать (прим. наборщика).
Tags: Иориш, манучаров, наше творчество, нетленки
Subscribe

  • Ольга Гренец

    Ольга Гренец родилась в СССР, в Ленинграде. Живёт в США, в Сан-Франциско. Пишет на английском. Публикуется на обоих; на языке, привычном с детства, —…

  • Проснулся

    публикация Leonid Slavin.

  • Из википедии. Сланцевый газ

    Ряд высокопоставленных чиновников и представителей «Газпрома» долгое время высказывался в том духе, что сланцевая революция — не более чем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments