June 7th, 2010

Pater Patriae

(no subject)



Молодец, Лёня!

А вот сам рассказ Лени Ёбнутого о его похищении федералами от первого лица:
«Около 9 утра, когда я выходил из своего дома в Новопеределкино на работу, из двух черных тачил выскочили трое в штатском, не показав никаких документов, схватили меня, накрыли голову курткой, как мешком, застегнули наручники и швырнули на заднее сиденье, сказав, что везут в лес, чтобы там упиздить. Я спросил: вы из отдела «Э» по борьбе с экстремизмом? Они ответили: «мы - отдел «Л» ФСО - "ликвидаторы". Мчались с сиренами и мигалками по встречке, потому что в это время пробки, а они проехали всю Москву за 15 минут на огромной скорости. Дважды тачку тормозили гибддшники, спецслужбисты их открыто слали на хуй. Гибэдэдэшники в ответ извинялись. Наконец я почувствовал себя настоящей мигалкой "изнутри". Везли на двух машинах в сопровождении пяти автоматчиков.
Я и так ежедневно проделываю часть этого пути по дороге на работу в маршрутке. В маршрутке с утра я всегда сплю, но чутко: задача не проспать свою остановку. Так что я привык. Когда меня везли вниз лицом, я чотко понимал: вот сейчас проехали мост, вот развернулись и въехали на мост. Я знаю дорогу детально. Это помогло. Когда меня также вслепую заводили в ОВД «Китай-город» и повели по коридорам, я тоже моментально догадался где я. В каком именно ОВД, потому что бывал здесь не раз. Тайн нету. Опыт».


Подробности:
http://plucer.livejournal.com/253505.html
Pater Patriae

Болт с ведром против «упырей на членовозах»

— Деятельность «Войны» в целом идеологически выстроена или акции и перфомансы группы имеют стихийный характер?
— Нет, случайно акции «Войны» не происходят. Нужен достаточный повод. Стихийными же перфами мы занимаемся каждый день, но никак их не афишируем, нигде не публикуем. Это, прежде всего, наша жизнь и быт в безблядственности, то есть с полным отказом от денег. Это ежедневные тренировки. Это агрессивное сквотирование, когда мы заселяемся в только что построенные, но еще не проданные квартиры в многоэтажках и пытаемся там удержаться. Третий месяц за агрессивное сквотирование сидит в Бутырке наш друг бездомный поэт Стас Камелин. Его обвиняют в нападении на ментов при задержании, насколько мы знаем. Связи с ним нет, информацию о нем не выдают, она доступна только родственникам, а единственный родственник Стаса — его отец — выгнал его из дома и хуй кладет на любые просьбы помочь вытащить поэта из СИЗО. Мы сами об этом только что узнали. Будем сейчас этим заниматься. Прежде всего — нужен адвокат, который бы захотел взяться за это дело бесплатно, потому что денег все равно нет и не будет. Надеюсь, мы найдем такого. Считайте, что это наше обращение ко всем с огромной просьбой, сделанное у вас на сайте.


http://saltt.ru/node/1372



— «Война» все-таки заметное явление, как о ней не отзывайся. Есть в вас что-то от 2000-х такого, чего не было прежде. На ваш взгляд, что произошло с искусством в последние десять лет?
— Подросли и повзрослели слабые дети, выросшие в 1990-е при полнейшем безразличии и без опеки со стороны государства, и в большинстве стали трусами с мечтой холопа.
А искусство стало блядью, хотя мы лично не знаем таких людей, которые хотели бы ее купить.

— И вы стремитесь разрушить современный художественный контекст?
— Там разрушать-то нечего. Современный художественный контекст — это безоговорочное сосание бабластого хуя художниками у кормушки, в перерывах или вместо корма. Этого гниения касаться не хочется. Вместо разрушения мы строим сразу, пространство есть: припидорашенные художники встали в шеренгу на отсос к власти — и пространство освободилось, его даже расчищать не пришлось. Поэтому мы сразу перешли к работе и добрались до этапа напрыгивания на машину ФСО.

...

— В «Запрещении» вы заваривали железными листами вход в «Опричник». А какое заведение вы бы еще заварили?
— Мы бы ничего больше заваривать не стали. Вместо этого давайте лучше утопим Москву в говне.