June 1st, 2010

Лия Ахеджакова

Ахеджакова:-Я просто скорблю, что я промолчала. Я еще раз поняла, какая я дура.


Мне так же, как всем участникам этого спектакля, заранее позвонил человек из администрации президента и спросил, какой вопрос я хочу задать Путину.
Я спросила: почему вы меня проверяете?
Он говорит: Владимир Владимирович должен подготовиться, чтобы ответить на ваши вопросы.
Но я сказала: да знаете что? Я буду молчать!
Мне важнее, чтобы решился вопрос с больными детьми, чтобы дали деньги, чтобы были лекарства, чтобы убрали налог, который родители еще долго выплачивают, когда ребенок умирает.
Я обязана была поддержать Юру Шевчука, потому что он... я бы так не смогла сформулировать.
Он был собран, он был предельно вежлив, он абсолютно не был агрессивен.
Но он не все вопросы успел задать, премьер-министр ему не давал договорить.
Я бы могла продлить этот список [вопросов, поднятых Шевчуком], тем более что мне разрешили это и ждали от меня этого. Это был уникальный случай, когда можно было говорить.
Но почему-то все, кроме Шевчука, Хаматовой и, конечно, Басилашвили, который тут же поддержал Шевчука, говорили о чем-то таком неважном, о ерунде какой-то вплоть до какого-то уже совсем безумия. И мне был дан шанс, я могла рассказать о том, что творится на суде над Ходорковским, об этих прокурорах, о Лахтине, об этом беспределе.
Могла говорить о том, почему ни в чем не виноватый Сутягин сидит там в вечной мерзлоте, почему убивают Маркелова и Бабурову,
почему Эстемирова убита.
Почему убивают, ничего не расследуется и где убийцы.
Но я молчала, и причем не из страха.
Это был очень важный разговор. И я должна сказать, что я от Путина этого не ожидала. Но Путин... как он умен! От некоторых вопросов он ушел так ловко, причем Юра пытался его вернуть на эту стезю, но это ему не удалось.
И то, что я не поддержала Юру, я себя буду казнить за это.
Я виновата, я неправа. Я его поздравляла и восхищалась им за кулисами.
Но там за столом я думала, что если я пообещала молчать, то я буду молчать.
Но не думаю, что у меня еще когда-нибудь будет шанс отмыть то, что я наделала
Народная артистка Ахеджакова.

(no subject)

Насчет милиции и среза общества... Задолбала эта политическая штучка. Другой милиции у нас для вас нет, другого суда нет, другой прокуратры... Это по простому называется так -- жри, что дают.

Меня лет десять назад, как гражданина, покробило сравнения меня с негативными милиционерами -- , когдла кто-то из генералов заявил, что милиция -- это такое же общество, членом коего являюсь и я, и вы. так вот -- я не беру взяток, не расстреливаю людей и не практикую пытки, пытаясь отобрать у кого бизнес или какие-то показания в счет своего карьерного роста. Я почем-то имею честь не быть дерьмом. И те менты, с которыми мне роду профессии приходилось и приходиться общаться, они из МВД ушли. Куда? Они в то самое общество и вернулись, откуда срез. И назад не хотят ни за какие деньги. Ох, Дмитрий, это такая отдельная тема... А Юре я дозвонюсь обязательно...

С уважением,

Олег (Утицин http://www.snob.ru/profile/blog/9055/19394 )

(no subject)

Когда мне столь подробно, последовательно, из книжки в книжку начинают излагать очевидные вещи, у меня возникает две мысли: что автор считает меня тупицей и что он зануда.

А когда в процессе обаналивания читателя автор делает небольшие паузы и пытается донести мысли нетривиальные, то становится видно, что мысли эти настолько небесспорные, необоснованные, негодные к обдумыванию, что даже спорить с ним неохота.


http://www.snob.ru/profile/blog/5893/19382

Как это верно, как опасно, когда автор - любой: писатель, музыкант, режиссёр - переходит некий количественный порог.