November 13th, 2008

друзьям депутатам посвящается

Обычно идешь себе, семенишь, по сторонам сторожко поглядываешь: нет ли начальства какого? Ежели в санях едут, - отскочишь на обочину, шапку долой, кланяешься. На рыло улыбочку умильную напустишь, масляную. Глазыньки тоже сощуришь, будто обрадовался. Выражение в глазыньках выразишь: словно бы удивляешься, как это тебе, простому голубчику, так повезло-то, мурзу встретить. Хоть и по сорок раз на дню, да хоть по пятьдесят на него, ирода, наткнешься, а все дивись, словно он, мурза, - не мурза, а бабушка с гостинцами.

Кланяешься, конешно, смотря по чину. Если малый мурза - голову приклонить, руку к желудку. Если большой - в пояс: волосами в снег, али в пыль, а рукой дугу отмахнуть. Ежели красные сани - ...не приведи Господь. Нет, нет, нет. Тьфу, тьфу, тьфу. Нет, нет. Проедет мурза, напылит, напачкает, - можно опять шапку надевать, рукавом морду обтереть, и - на здоровьичко, свободен. Рыло можно опять прежнее, простое, злобное, - плюнешь, обматеришь, вслед оскорбление какое, - пожалуйста. А не то просто ворчишь: "Ишь, расселся...", хотя чего ж? не стоять же ему в санях-то? - или длиннее: Ездиют тут!.. ездиют и ездиют, а чего ездиют, и сами не знают!", а это тоже просто так, к слову: уж мурза-то наверно знает, куда ему ехать.