November 20th, 2007

Гаруда

гламура и дискурса

Журнал Esquire печатает правила жизни так, что все — от режиссёров и политиков до музыкантов и лауреатов нобелевской премии мира — говорят как герои Сэлинджера. Такое заигрывание с американской короткой (коро-о-о-отенькой) прозой, так пишут Димастый и Вуди Аллен, так написана «История любви» и тот рассказ про сменные виды за окном, автор которого передрал идею из второго Back to the Future. Первые номеров пятнадцать я не понимала, как это работает. Кто вообще имеет право на правила жизни, кроме Канта? Это издевательство над понятием — правила о жрачке, собачках и о людях, которые принюхиваются к собственным ветрам.
(с) only_you
Отсюда

Телевидение для бедных. Харальд Шмидт ввел это понятие, точнее, он его позаимствовал у социологов, которые не дают оценок, а лишь описывают ситуацию. Телевидение для бедных - это то, что показывают коммерческие каналы. Увеличиваются груди, корректируются губы, кто-то говорит: "Говно", кто-то не знает, где находится кельнский Дом, кто-то с утра пьет пиво. Здесь можно заказать мелодии для мобильника, одна зовется, к примеру, "пердеж три". Это жизнь между пердежом три и Hartz IV.
Телевидение для бедных означает: иметь татуировки. И не иметь работы. Покрывать лаком ногти на ногах и вслух размышлять, не пора ли их подстричь. Стричь ногти перед камерой. В реалити-шоу БигБразер на RTL2 такое в порядке вещей.
(c) labas
И далее