December 16th, 2003

Человечище

По «Культурке» показывали резиденцию г-на Черномырдина под Киевом. Хозяин демонстрировал помещения нефигового особнячка и усиленно проводил мысль, что «здесь нет ничего одинакового»: «Вот мы сейчас здесь стоим – и как бы мы здесь, а пойдём в другую комнату – и мы уже в другом месте».

(Не забуду фразу Степаныча, когда-то вдохнувшую в меня чувство глубокой надёги:
- И мы будем делать усё возможное, шобы сделать усё возможное, шобы урехулировать ситуацию.)

Показывал коллекцию милых дивидишек, которые просматривает в редкие минутки отдыха в спецкинозальчике: «Всё-таки, любимая - «Белое солнце пустыни». Это наше. Характеры наши. Лирика. Стрельбы, конечно, много здесь, но есть и лирика». Не удивлён - культовый советский фильм с космонавтско-таможенниковскими коннотациями. Верен традициям. А вот голливудские фильмы Степаныч не уважает, и тут мы с ним заодно - «не наше».

Всё-таки удивительная харизма есть в нём, как и в Горбачёве. Своё, родное, сермяжное. Не чета всяким там политическим выскочкам, поднабравших буржуазного лексикона, очёчков из Сохо и бородок а-ля йельская экономическая школа. Умеет какое-то тепло передать невербальное. Прощался с журналистами словами: «Всё, спасибо, что отняли… Несколько часов. Всё, спасибо и передавайте привет… Всем… Всему каналу вашему. «Культуре» нашей, так сказать. Тем, кто делает передачи».

Присоединяюсь, со своей стороны, и передаю горячий привет усей нашей Культуре.

Незримый конвой, блин

А Бутусов всё ноет изо всех щелей: Ля-ля, чего-то там, «а снег всё падал, шпионил за мной». Хосподи, да кто ж за тобой шпионить-то будет?! Много чести. Хотя, может, это экзистенциалистская песня про человека одержимого фобиями, типичными для жителя современных мегаполисов и всё такое? Да вроде нет - о чём, вообще, непонятно.

«Незримый конвой» - это что? Фанатки у дома? Или всё ж грех какой на душе завёлся? Не ссы, никто тебя не собирается по этапу гнать, что ты! Не за что и некому, не при сталинизме живём… Правда смотри, если налоги не заплатишь как надо, то варианты будут. А пока спи спокойно, не тревожься.

Никакая это не фобия преследования, а скорее мания величия, так я скажу, ребята.