November 26th, 2003

Есть такая профессия, сынок, фейсы лукать!

Не удержусь, процитирую почти целиком интервью из одного городского журнала. Имена и названия изменены.


Театр начинается с гардеробщика, а ночной клуб – с фейс-менеджера. Не контролёра, а менеджера. Андон, 23 года, клуб Srakata, называет себя именно так. Молодой человек с рацией в руке руководит потоком клабберов.
- Как вы фильтруете публику?
- Во-первых – по внешности. Не всем быть красивыми, но изюминка у человека быть должна. Во-вторых – дресскод. Традиционен запрет на спортивную одежду, однако она бывает разной, приходится читать модные журналы, другие клубы посещать, чтобы знать, что носят сейчас приятные люди. И, в –третьих, самое главное – чтобы у человека в глазах позитив был…. Сейчас к нам ходят в основном студенты, богатые студенты с хорошими машинами, деловые молодые люди. Девушки красивые всегда приветствуются. И ди-джей играет бодрее, когда много девчонок на танц-поле, и в баре выручка поднимается сразу. Есть ещё такие персонажи, которые не оставляют денег, но тоже нужны, потому что они яркие, общительные. В толпе перед входом они заметнее остальных, я таких сразу выдёргиваю и пускаю.


Опупительная стилистика. Тут и безотказный зачин в духе «театр начинается с вешалки», и ёмкая, в двух словах, прорисовка образа труженика – молодого, энергичного героя – архетип царя с символом власти в руке.

Наличествует и столь любимая мною англофильская лексика: фейс-менеджер, клабберы, дресскод, танц-пол. «Позитив» можно отнести сюда же, пожалуй (из разряда усечённых, англообразных, тоже горячо любимых: негатив, интим, криминал, нелегал, анал, нал – безнал).

Очаровательное выражение «приятные люди». Веет теплом и «позитивом». Читай: «с хорошими машинами и позитивом в глазах».

Но главный перл, конечно: «И ди-джей играет бодрее, когда много девчонок на танц-поле, и в баре выручка поднимается сразу», - сплав производственной и неформальной тематики.

Стоит отметить, герой, несмотря ни на что, свято верит, что не всё решает чистоган. Какие-то безденежные лохи «тоже нужны». (Может, и обо мне так кто-нибудь когда-нибудь скажет? Пускаю голубую слезу надежды…)

Словом, друзья, мы присутствуем при рождении нового мозго$бательского «формата», берущего своё начало в соцреализме. Можно условно назвать его «капреальняк». Патетично, правда. Может, кто предложит другой термин?


Часть Вторая.

В совхозе «Зов Лукича» села Красная Синька, что на Брянщине, председатель молодой - в 23 года заступил на пост руководителя. Василич, как ласково кличут его в селе, стоит у коровников рано по утру, с берданкой в мозолистой руке - левую потерял он в годы Великой Отечественной. Проверяет строгий председатель со всею сурьёзностью, кто да как идёт на работу.
- Я ведь как, во-первЫх, положим, выпимши кто пришёл, так я ето, таво, за версту учую, ни зашо не пропушу! Ежель кто опоздал, доложи, почему, мол. Завсегда объясница можна, я пойму. А так, у нас народ аккуратный, опрятный ходит, как на праздник. По мне што, неча щёки малевать, не до красоты, но шоб аккуратность была. Косыночка, там, беленькая, свеженькая у бабочек, у мужуков сапожки начищены. И главное, шоб человек в коровник с огоньком в глазах приходил, руки шоб сами работать просились.
- И работают у нас с вдохновением! Когда девчата озорную песню запоют, то и бригадиру на душе теплей, и дух крепшает, сразу и надои возрастают.
- Редко, но бывают у нас проштрафившиеся, и которые не в полную силу работают. Казалось бы, ну какой прок с такого едока? Но не выгонят же c совхозу! Приходица и на поруки брать. Так и говорю, мол, мотри, Федька, последний шанец тебе даю, ещё раз пьянку устроишь, выгоним, и не видать тебе партбилета. А пока, иди проспись, а с утра на работу! Подход к кажной лишности нужон.